• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

О проекте


Историческая саморефлексия медицины: от ars medica раннего Нового времени к позитивистскому «онаучиванию» (НФ НИУ ВШЭ, 2015)

Руководитель проекта:
к. филос. н. П. В. Резвых 

Проект имеет целью показать, как кристаллизуется нормативная «сциентистская» модель истории медицины в XIX столетии, и рассмотреть прецеденты историографии медицинского искусства, предшествующие его позитивистскому «онаучиванию» в трудах таких авторов, как Роберт Герман Рохач (ок. 1812–1856), Юстус Хекер (17951850), Генрих Хезер (1811–1885), Иоганн Герман Бааз (1838–1909) и др. Основными темами исследования в рамках проекта станут: возникновение представлений о «нормальной науке» и дискредитация метафизических, историософских (prisca sapientia) и герметико-магических элементов медицинского канона; интерференция политических, натурфилософских, риторических и медицинских sensus stricto аргументов в ранненововременном дискурсе истории медицины; роль эстетических факторов в складывании аргументативного органона медицины в раннее Новое время; влияние конкурирующих тенденций дисциплинаризации и создания универсальных наук (scientiae civiles, pansophia) на историческую саморефлексию медицины; взаимодействие историографии медицины с историей философии и историографическими традициями других дисциплин, а также с универсалистским проектом ars historica в духе И. Альстеда и К. Миллеуса. Особый акцент в проектных исследованиях будет сделан на анализе языка, прежде всего, роли риторических приемов (метафорического переноса, аналогий, аллитераций и каламбуров) в синтезировании языка (нео)платонической философии, античной гиппократовско-галеновской медицины и средневековой теории астральной терапии у таких авторов, как Марсилио Фичино или Бенвенуто Челлини. Специальное внимание будет уделено роли исторического аргумента в трансформации эпистемологического статуса медицинского искусства в период раннего Нового времени; будет показано, что значимым фактором в эволюции исторического самосознания медицины в XVI – XVII вв. стал кризис аристотелевской модели «аподейксиса»: реабилитация диалектического аргумента, попытки разрешить апорию scientia de singularibus имели следствием переоценку как эмпирического базиса медицинской науки, так и статуса исторического аргумента в медицинском дискурсе. Одна из главных целей коллективных усилий участников проекта — проследить, как из взаимодействия различных дисциплинарных диалектов, паранаучных практик, герменевтики авторитетных текстов, стилистических экспериментов и риторических упражнений, коллизии и интерференции научных и литературных жанров, «морализации модальностей» и критики аристотелевской «теории науки» рождается эффект объективности и нейтральности медицинского языка и позитивистский канон «научной истории медицины». Тем самым наш проект составит значимую часть анонсированного Лоран Дастон и Питером Гэлисоном истории «эпистемических идеалов»; он позволит релятвизировать аисторический идеал независимости медицинского знания от языковых опосредований и метафизических предпосылок, а также реконструировать генеалогию позитивистской модели истории медицины.

Работа над проектом будет осуществляться в следующих направлениях: 1) рассмотрение взаимодействия крупнейших реформаторских течений в медицине и смежных областях знания в XVI–XVII вв.; 2) проблематизация политическое измерение медицинского (и, шире, натурфилософского) дискурса и историографии медицинского искусства XVI–XVII вв.; 3) поместить ренессансную и барочную историю медицины в контекст возникновения историографий других дисциплин, прежде всего, истории философии, канон и методологическая база которой формируются именно под влиянием опытных наук; 4) изучение роли античных теорий «зараженного воздуха» и средневековых арабо-латинских концепций астральной медицины в формировании инфекционистских теорий Ренессанса и Барокко; 5) тематизация связи картезианско-гарвеевской эмбриологии и политической конструкции естественного состояния в сочинениях нидерландских политических писателей середины — второй половины XVII в. (Й. Регий, братья Й. и П. Де ла Кур); 6) анализ корреляции между эпистемологическим статусом истории как науки о единичном и медицины как «profession of contingency» (Н. С. Стрьювер); 7) исследование учений о промежуточных инстанциях между телесной субстанцией и духовным, таких как spiritus у Марсилио Фичино или воздух в ренессансной пневматологии; 8) анализ функции разных типов исторического аргумента и вкраплений исторического нарратива (exempla etc.) в медицинском дискурсе XV–XVII вв.; 9) рассмотрение проблематического взаимоотношение в медицинском дискурсе термина historia в старом «ионийском» его значении, т. е. как научного «исследования» («История животных» Аристотеля или «Естественная история» Плиния Старшего), и historia как науки об универсуме акцидентальных и единичных человеческих действий (к примеру, Джироламо Меркуриале в комментариях к «Эпидемикам» Гиппократа писал, что физиология и анатомия – это такая же часть истории, как события прошлого); 10) показать, как трансформируется эпистемический статус медицинского знания XIII–XVI вв. при его взаимодействии с гуманистической традиций чтения авторитетных текстов (конструкция imitatio/aemulatio) и с платонической философией; 11) рассмотрение особенностей рецепции медицинских теорий Ренессанса в автобиографическом сочинении «Жизнь» Бенвенуто Челлини, в трактате «Государь» и комедии «Мандрагора» Никколо Макиавелли; 12) найти в текстах «Государя» и «Мандрагоры» Макиавелли, «Жизни» Челлини фрагменты, осмысляющие современное состояние медицины, понятия «здоровье/болезнь», методы излечения и общей гигиены человека, соотнести их с известными «большими теориями» современников, таких как, например, Парацельс, Марсилио Фичино, показав, с одной стороны, заимствования, с другой стороны, упрощения и привносимые смыслы и выяснить, как полученное таким образом медицинское знание встраивалось в политическую теорию Макиавелли и теорию искусства Челлини; 13) рассмотреть процесс формирования во второй половине XIX в. научной историографии медицины в творчестве немецких историков медицины – Р. Х. Рохача, Г. Хезера, И. Г. Бааза – и исследовать их роль в становлении немецкоязычной историко-медицинской научной периодики и в институционализации историко-медицинских штудий в системе университетов.

В рамках проекта действуют регулярные семинары:

1) «Интеллектуальная культура немецкого романтизма» под рук. П. В. Резвых (действует при ИГИТИ НИУ ВШЭ с 2008 г.);

2) Семинар по чтению медицинских сочинений, написанных в Италии на латыни и народном языке во второй пол. XIV–XVI вв., под рук. Ю. В. Ивановой (действует с августа 2014 г.);

3) Семинар «Averroes Trilinguus» (истолкование Аристотеля в зеркале греческих, арабских и латинских комментариев) под рук. П. В. Соколова (действует с 2013 г.).


Политическое измерение нелегитимного аргумента в науках о языке и тексте (НФ НИУ ВШЭ, 2013/2014)

 

Руководители проекта:
д. филос. н. Е. Г. Драгалина-Черная,
к. филол. н. Ю. В. Иванова

Исследования, которые будут проведены в рамках проекта научно-учебной группой «Языки интеллектуальной культуры», призваны стать своего рода пролегоменами к «долгой истории полемики» (М. Фуко), т. е. истории реконфигурации границ легитимности в различных сферах европейской интеллектуальной культуры: в науке, богословии, политической теории, юриспруденции. Актуальность подобной перспективы для истории европейского мышления очевидна: нелегитимная аргументация делает видимыми нервные узлы интеллектуальных дискуссий на разных этапах истории науки, трансформирует границы между наукой и псевдонаукой, философией и софистикой, ортодоксией и гетеродоксией, истиной и мнением, актуализирует перформативный потенциал экзегетической практики и приводит в действие семантические парадоксы, лежащие в основании центральных категорий политической мысли. Нас будет преимущественно интересовать особый тип нелигитимного аргумента, представляющий собой своего рода petitio principii герменевтики. Этот аргумент, весьма популярный в дисциплинах филолого-герменевтического цикла, апеллирует к буквальной очевидности и непосредственной данности смысла толкуемого текста, подменяя тавтологией или превращая в перформативный акт или политическое действие любые толковательные процедуры.

Работа над проектом осуществлялась в следующих направлениях: 1) анализ политических импликаций экзегетических категорий, - таких, как буквальный смысл, virtus sermonis, autopistia, - в позднесхоластической и протестантской (в первую очередь, кальвинистской) экзегезе; 2) экспликация политического потенциала принципа филологической аутентичности в гуманистических дискуссиях Кватро-, Чинкве- и Сеиченто; 3) исследование статуса и функций исторических и филолого-критических аргументов в политических памфлетах, которые просвещенческие критики направляли против адептов романтической символологии; 4) анализ политического эффекта несоизмеримости гуманитарных теорий (к примеру, языка гуманитарной эпистемологии М. М. Бахтина и литературоведения).

В рамках проекта также действовал теоретический семинар «Vigiliae sophisticae».


 

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!