• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Доклад Екатерины Олешкевич "Автобиографии евреев Российской империи: возникновение жанра и анализ с позиций культурно-исторического подхода"

Во вторник 27 марта на аспирантском семинаре состоялся доклад Екатерины Олешкевич "Автобиографии евреев Российской империи: возникновение жанра и анализ с позиций культурно-исторического подхода".

Доклад Екатерины Олешкевич "Автобиографии евреев Российской империи: возникновение жанра и анализ с позиций культурно-исторического подхода"

К сожалению, на нём отсутствовала Ирина Максимовна и один из оппонентов - аспирантка 3-го года обучения Дарья Петушкова. Тем не менее, несмотря на все эти трудности, семинар прошёл на очень достойном уровне. Во многом это произошло благодаря качеству представленного на нём материала. Выступление Екатерины было посвящено культурно-историческому подходу, применяемому в психологии, и тому, как можно использовать его в специфической теме самой докладчицы, которая занята изучением культуры детства у евреев конца XIX века. Один из участников семинара - Антон Афанасьев, справедливо отметил, что для историка сама формулировка данного подхода уже звучит довольно странно и даже тавтологично: ведь что изучает история, как не культуру прошлого. Докладчица пояснила, что подобное выражение может резать слух историку, но в психологии рассматриваемый подход противостоял натуралистическому, который пошёл ещё от Фрейда и постулировал первичную роль в формировании поведения человека его природных особенностей, а не социума.

Многих пионеров культурно-исторического подхода интересовали как раз дети. Ведь, чтобы понять, что представляет собой человек, нужно, прежде всего, задаться вопросом о том, как им вообще становятся. За отправную точку в своём докладе Екатерина взяла исследования Льва Семёновича Выготского, который разделял точку зрения, что психические функции человека делятся на низшие и высшие. Первые - есть простые биологические реакции человека, а вот вторые усваиваются посредством интериоризации, то есть, при переходе из внешней социальной действительности во внутренние структуры человеческой психики. Поэтому низшие психические реакции - простые, действующие по принципу стимул-действие, а высшие усваиваются опосредованно через систему знаков. Екатерина отмечает, что интериоризация применима и для исторической науки, ведь любой исторический феномен - есть диалог автора и социальной реальности его окружающей, а задача историка - восстановить этот диалог. Единственный оппонент докладчицы доктор исторических наук и главный научный сотрудник ИГИТИ В. С. Парсамов отметил, что знание того, что люди других эпох мыслили по-другому, а факт того, что мышление человека - продукт его взаимодействия с обществом - мало что даёт историку. С другой стороны, Екатерина отмечала, что в психологии процесс интериоризации не просто постулируется, а описывается, и поясняется, что даёт нам новый взгляд на старую и, вроде бы, давно известную проблему по восстановлению того самого диалога личности и социума.


От теории Выготского автор доклада перешла к "практике". Она взяла первую автобиографию написанную на иврите М.А. Гинцбургом, и сравнила её с такой важной вехой в этом жанре как "Исповедь" Жана-Жака Руссо. Естественно, что Екатерину интересовал не просто жанр автобиографии как таковой, а то, какое место в них занимает детство автора. Оба рассматриваемых писателей уделяют достаточное внимание этому этапу своей собственной жизни. Различие же, по мнению докладчицы, состоит в том, как именно два автора описывают своё детство. Рассказ Руссо куда более экспрессивный и живой, в то время как автобиография Гинцбурга напичкана разными клише, которые задним умом придают детству важный характер, а само повествование носит явный дидактический характер. Автор доклада считает, что это свидетельствует о том, что в более традиционном еврейском обществе детству не придавалось особого значения. Поэтому Гинцбургу приходилось реконструировать его, используя популярные шаблоны из литературы своего времени, а не живые воспоминания. Тезис весьма интересный, но довольный спорный. В частности, использование всевозможных клише и дидактика при описании детства довольно популярны даже в современных автобиографиях. Кроме того, Вадим Суренович обратил внимание участников семинара на само детство Руссо, который рос в очень трудных условиях, которые оказали значительное влияние не только на личность просветителя, но и на его политические взгляды. Например, его отношение к цивилизации как к тому, что уродует чистого от природы человека. Поэтому, считал Руссо, воспитание не просто не нужно, но даже вредно для человека, и только выросший в естественных условиях, человек может сам выбрать, какое государство ему ближе, и заключить с ним отдельный общественный договор.

Безусловно, довольно очевидно, что когда взрослый человек описывает своё детство, то он неизбежно привносит в его описание взгляд своего возраста и высвечивает те стороны, которые важные для него сейчас, а не тогда. Однако Екатерина отметила, что для неё скорее интересно не детство само по себе, а складывание нарратива о нём, а здесь, такие искажения не мешают исследователю, а наоборот, становятся центром его работы и помогают лучше понять, не детство автора биографии, а его как уже взрослого писателя, обратившегося к этому литературному жанру.