• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Важные объявления 1

Новости

Отчет Владислава Стафа о стажировке в Музее Холокоста, Вашингтон

В 2017 году стажер-исследователь ИГИТИ Владислав Стаф стал победителем ежегодного конкурса для студентов НИУ ВШЭ, который проводится Международным центром истории и социологии Второй мировой войны и ее последствий. По результатам конкурса он принял участие в 6-недельной стажировке в качестве ассистента-исследователя в Центре высших исследований Холокоста при Мемориальном музее Холокоста (Вашингтон, США)

Про стажировку в Мемориальном музее Холокоста в Вашингтоне я узнал почти сразу после поступления в аспирантуру, но сначала не придал ей большого значения, потому что не думал, что мне в имеет смысл на неё подаваться. Однако посмотрев подробнее сайт музея я понял, что там есть целый ряд научных и музейных проектов, которые мне очень интересны; после этого я быстро сформулировал мотивационное письмо для участия в конкурсе. Моя тема связана с мемориальными музеями, поэтому возможность стажировки в одном из самых известных мемориальных музеев мира (и самом посещаемом историческом музее!) вызывала огромный интерес. До этого я уже ездил на школу в музей Яд Вашем в Иерусалиме, видел большую посвященню Холокосту экспозицию в Имперском музее военной истории в Лондоне и был в мемориальных музеях на местах бывших концентрационных лагерей в Германии, поэтому на момент написания заявки я уже неплохо понимал, как работают с темой Холокоста в разных странах.

 

Стажировка в Мемориальном музее Холокоста в Вашингтоне стала моей первой поездкой в Соединенные Штаты и первой за многие годы возможностью снова пожить где-то за рубежом. Получив учебную J-1 визу, 1 июля я в первый раз полетел через Атлантический океан. Я никогда не летал так далеко, однако даже после бессонной ночи перед вылетом перелёт прошел очень легко, за десять с половиной часов удалось посмотреть с высоты на Эстонию, Швецию, Норвегию, Исландию, Гренландию и западное побережье Канады. Пожалуй, единственное, к чему я не был готов в Вашингтоне - это июльская жара. Жители округа Колумбия обычно уезжают на лето в другие штаты или страны, потому что температура днём доходит до 36-38 градусов, после холодного московского июня к ней было очень тяжело привыкнуть.

 

В Вашингтоне я жил в доме сотрудницы музея Холокоста Сьюзен Бакрах, которая уезжала на лето в штат Мэн. Приехав в Америку прямо перед празднованием Дня Независимости, я купил дешёвый велосипед, чтобы передвигаться по городу, не думая об общественном транспорте, и стал исследовать американскую столицу. Так как дом Сьюзен находился на северо-западе Вашингтона, каждый день по дороге в музей я проезжал через самый интересный район города - Джорджтаун, с его известным Джорджтаунским университетом, полный старинных домов XVIII-XIX веков и перестроенных индустриальных зданий вдоль набережной реки Потомак. На велосипеде путь до музея занимал не более 25 минут, что оказалось самым быстрым способом передвижения из всех возможных.

 

Мемориальный музей Холокоста оказался ещё интереснее моих ожиданий: с крайне необычным зданием и внутренним пространством и прекрасно структурированной и продуманной экспозицией, cпроектированной легендарным бюро Ralph Appelbaum Associates. На постоянной экспозиции представлено большое количество довоенных фотографий людей, погибших во время Холокоста, их вещи, видео из освобожденных концентрационных лагерей и т.д.. Стены в музее сделаны из красного кирпича, отсылающего к крематориям, в которых сжигали сотни тысяч тел убитых евреев. Помимо Холокоста музей поднимает тему и других геноцидов ХХ века - Армянского геноцида в Османской империи, террора красных кхмеров в Камбодже, геноцида в Руанде и других африканских странах, а в книжном магазине музея можно найти основные работы и на эти темы.

 

Моя стажировка проходила в Центре Высших Исследований Холокоста имени Джека, Джозефа и Нортона Мэндел, который находится в здании музея. Мне надо было прослушать и прочитать расшифровки корпуса интервью, которые брали у людей, живших на оккупированных во время Второй мировой войны советских территориях. Я составлял на английском языке краткую выжимку того, что обсуждается в интервью, чтобы в дальнейшем исследователи могли быстрее в них ориентироваться. Также два раза в неделю проводились семинары и лекции с исследователями со всего мира, где обсуждались различные подходы к изучению Холокоста. Рабочий день был с 9 до 5, однако почти все время я оставался до 7 и даже 8 вечера, потому что шел в библиотеку, где работал с необходимой мне для диссертации теоретической литературой. Многие книг я очень давно хотел найти и прочитать, поэтому найдя их в библиотеке музея я часто уходил уже вместе с охранником, который приходил сообщить, что музей закрывается. Нескольких нужных мне книг не оказалось в библиотеке музея, однако их удалось найти Библиотеке Конгресса, самой большой библиотеке в Северной Америке. Вашингтон совершенно невероятный город для любого исследователя, в нем можно найти колоссальное количество книг и материалов на любую тему. Даже летняя жара здесь была на руку – можно было весь день сидеть в прохладном музее или библиотеке Конгресса и спокойно работать, не отвлекаясь на городскую жизнь, и только вечером ехать домой, когда жара немного спадала.

 

Гуляя первые дни по центру Вашингтона, я несколько дней не мог сформулировать, что мне кажется странным в этом городе, пока не понял - в центре Вашингтона в музеях и мемориалах представлена вся история Соединенных Штатов, но при этом нет ничего, что бы рассказывало об истории места, где находится американская столица. Уже в конце августа после стажировки я познакомился с профессором Нью-Йоркского университета Михаилом Ямпольским и во время беседы с ним об исторической науке в кафе на Манхэттене поделился и своими соображениями и по поводу Вашингтона. Михаил Бениаминович со мной согласился, добавив ещё одну деталь, что Национальная аллея с помпезными зданиями Капитолия, библиотеки Конгресса и музеями выглядит как будто Вашингтон это имперская столица, однако в отличие, например, от Лондона, в нем отсутствует оправдывающая эту помпезность фигура монарха, что ещё раз подчеркивает пустоту этих пространств. По-моему, это очень точное замечание. Вашингтон символически очень сложный город, но тем ценнее был опыт жизни в нём.

 

Во время стажировки по выходным я ездил по окрестностям Вашингтона на велосипеде, посмотрел усадьбу Маунт Вернон, где жил Джордж Вашингтон – она находился всего в 40 километрах от Джорджтауна, а также Великие водопады на реке Потомак в Мэриленде. К тому же за выходные во время стажировки я успел обойти практически все музеи в городе, но Мемориальный музей Холокоста, Национальная Галерея и Национальный музей американской истории мне показались самыми интересными и впечатляющими. После стажировки у меня было некоторое количество свободного времени в США, чтобы посмотреть другие американские города Восточного побережья. Путешествие получилось насыщенным и в результате удалось посмотреть Филадельфию, Питтсбург, Бостон, Чикаго и Нью-Йорк.

Конечно, подобная стажировка это колоссальный опыт. Это не только работа в музее, но и опыт жизни в другой стране, и общение с иностранными исследователями, и доступ к огромному количеству книг и документов. Поэтому я очень благодарен всем, благодаря кому эта поездка стала возможной, прежде всего Олегу Витальевичу Будницкому за возможность поехать в Вашингтон, Дэниелу Ньюману за прекрасное курирование моей стажировки, Сьюзен Бакрах за тёплый прием, а также всем сотрудникам и исследователям в Мемориальном музее Холокоста за прекрасные лекции, семинары и полезные советы.