• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Состоялась очередное заседание подсекции «Averroes trilinguus» в рамках регулярного семинара НУГ

В рамках регулярного семинара НУГ состоялась очередная встреча подсекции Averroes trilinguus, посвященная чтению «среднего комментария» знаменитейшего андалусийского философа на первую книгу трактат Галена «О темпераментах» (Talḫis al-maqāla al-'ūla min kitāb al-mizāj). Предполагается, что семинар под руководством Павла Соколова продолжит работу по переводу и подготовки к печати избранных комментариев Аверроэса к медицинским текстам античных авторов, начало которой было положено завершенным в прошлом году переводом «Трактата о семени» (مقالة في البذور والزروع). Предлагаем Вашему вниманию конспект установочного доклада П.В. Соколова, подготовленный А.Н. Афанасьевым, и стенографию дискуссии об одном из фрагментов тратктата.

Тема: «Средний комментарий к I трактату из книги «О темпераментах»» Аверроэса.

Предварительные замечания 

Данный текст принадлежит так называемому жанру «талхыз». Это слово является арабским эквивалентом современного понятия summary в академическом английском языке. Применительно к Аверроэсу существует традиция переводить слово «талхыз» как «средний комментарий», учитывая трехчастное деление комментариев на «большие», «средние» и «малые». Данный комментарий относится к корпусу текстов Галена. Хотя традиционно считается, что Аверроэс был сторонником Аристотеля, а с Галеном полемизировал, но это не помешало ему снабдить примечаниями значительное число галеновских текстов. Эти работы Аверроэса  были изданы совсем недавно, в Испании, однако не были сопровождены какими-либо комментариями или примечаниями.

Рассматриваемый нами комментарий к сочинению Галена «О темпераментах» представляет для нас огромный интерес потому, что он является комментарием к трактату, написанному Галеном в русле направления, которое в современной историографии принято называть «спекулятивной психологией». Иными словами, авторская интенция заключалась в попытке объединить медицину, натурфилософию и этику под эгидой практической философии. Гален развивал идею о том, что психология представляет собой ветвь практической философии и, поскольку он занимал очень осторожную и, в целом, скептическую позицию в отношении существования любых нематериальных способностей и сил в человеческом теле (в частности, в некоторых местах он прямо отрицал существование бессмертной части души), то для него учение о страстях и о темпераментах – инстанциях, в которых тело является не только пассивным объектом воздействий, но и активным принципом, – имело, безусловно, большое значение. Данная проблематика интересует нас в контексте наших исследований политики аффектов, вопроса о принципах спонтанных, произвольных человеческих действий, и проблемы того, как в этом вопросе соединяются медицина, политика и этика. Чтение этого комментария могло бы стать пролегоменами к чтению соответствующего раздела из самого крупного сочинения Аверроэса «Об универсалиях медицины», – к специальному разделу о началах произвольных человеческих действий. Наконец, у самого Галена есть знаменитый трактат о том, что так называемые mores animi,душевные нравы, или навыки, следуют страстям.

Пару слов необходимо сказать и о традиции рецепции текста. Существуют два латинских средневековых перевода, а также более поздние переводы, самый известный из которых принадлежит Томасу Ленакру – английскому медику XVI столетия. Мы будем отчасти на него опираться при изучении темных мест. На русский язык трактат Галена «О темпераментах» ранее не переводился.

Дискуссия о фразе: «Именно поэтому получают пользу от купания в горячей и влажной воде те, кто обретает горячий и сухой темперамент от Солнца».

Буквально сказано: «те, кого поразил горячий и сухой темперамент от Солнца». Павел Соколов задается вопросом о том, какова может быть роль Солнца в «обретении» этого темперамента. В тексте Галена подобное утверждение отсутствует. Илья Гурьянов: возможно, здесь необходимо вести речь о неоплатоническом влиянии, понимая под Солнцем одно из светил, которое оказывает покровительство одному из темпераментов, потому что Солнце понимается посредством аналогии как соответствующее темпераменту, характеризуемому через «горячее» и «сухое». Солнце, вероятно, и может влиять на темперамент в силу общности этих качеств. Подобного рода вещи можно найти в псевдоавиценновских трактатах. Павел Соколов: Действительно, интересно, в этой связи, то, откуда Аверроэс мог прийти к такому заключению. Интересно даже скорее то, насколько это гармонирует с воззрениями Галена, насколько он парафразирует его. Поскольку связь темперамента с небесными светилами, как кажется, совершенно не была интересна Галену, главный онтологический принцип которого заключался в том, что мы должны доверять только тому, что нам сообщает ясное и недвусмысленное чувство. Поэтому предположить, что он стал бы всерьез рассматривать астральные влияния, которые невозможно никак ни доказать, ни опровергнуть, довольно проблематично. Несмотря на то, что он придерживался платонических воззрений в понимании души и полемизировал со стоиками, он в вопросе о наличии у души бессмертной части с Платоном расходился, как свидетельствуют некоторые трактаты, именно потому, что медик не может привести никаких внятных оснований в пользу этого учения. Юрий Руднев высказал предположение о том, что здесь необходимо вести речь о прямом физическом воздействии Солнца (т.е. света и жара) на человеческий темперамент. Павел Соколов предположил, что, в таком случае, возможно провести аналогию между солнечным ударом. И.Г.: Необходимо принимать во внимание, что темперамент – это смешение, и что существует так называемая система переходов между крайними состояниями: если мы противопоставим сухому и горячему влажное и холодное, взаимодействие будет слишком радикальным, поэтому нужно смягчить переход, противопоставив сухому и горячему – влажное и горячее. П.С.: В любом случае, в тексте это прямо не говорится. Мы здесь имеем дело просто с терапевтическим советом. Пётр Резвых: Давайте обратим внимание на то, что автор текста отсылает нас к аргументам двух партий, одна из которых признает существование двух темпераментов (сухой/горячий и влажный/холодный), а другая – четырех, которые делятся по двум парам (влажное/горячее, влажное/холодное, сухое/горячее, сухое/холодное). Аргумент первых заключается в том, что жар сушит, поэтому он может быть только сухим; холод же увлажняет, поэтому он не может являться сухим, но непременно лишь влажным. Аргумент противоположной партии заключается в том, что сами по себе жар и влага не противоположны друг другу: жар воздействует на холод, но необязательно воздействует на влагу. Иными словами, они суть контрарные, но не контрадикторные. П.С.: Действительно, за этим стоит известное утверждение, артикулированное в сочинениях Аристотеля (см. «О возникновении и уничтожении»), о том, что переход бывает только из противоположности в противоположность, а влага не является противоположностью жара, она – противоположна сухости. Кстати, Аверроэс в другом трактате предпринимал попытку найти в мире контрадикторные и контрарные явления. Этот принцип будет прямо сформулирован Галеном чуть ниже.