• A
  • A
  • A
  • ABC
  • ABC
  • ABC
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Regular version of the site

Round table "Manga as Literature, Manga as Reading"

On April 15, 2019, Research Centre for Contemporary Culture organizes a special event "Manga as Literature, Manga as Reading" with the participation of Jaqueline Berndt (Professor of Japanese Language and Culture, Stockholm University), Yulia Magera (Senior Lecturer, Institute for Oriental and Classical Studies HSE), Natalia Samutina (Leading Researcher, Poletayev Institute for Theoretical and Historical Studies in the Humanities HSE) and Yulia Tarasuk (Leading Librarian, Curator of Comics Library at the Izmailovskaya City Library, Saint Petersburg).

15 апреля в Высшей школе экономики состоялся Круглый стол Центра исследований современной культуры ИГИТИ, посвященный изучению манги как литературы и как чтения. Программа мероприятия.

В первой части мероприятия гость ИГИТИ, профессор Стокгольмского университета Жаклин Берндт выступила с развернутым докладом-лекцией на тему «Манга как литература: удачная возможность пересмотреть устоявшиеся концепты».

В своем выступлении Жаклин Берндт исходила из современного понимания литературы, опирающегося на всю актуальную культуру изображений и нарративов, в том числе литературного авангарда и популярной культуры.  Она предложила использовать мангу как медиум, позволяющий переопределить и оспорить традиционные подходы к изучению литературы. Она отметила, что, несмотря на современное расширенное определение медиа, большинство исследований на гуманитарных факультетах в мире рассматривают мангу в первую очередь как повествовательную форму (нарратив), а не как визуальную форму. Также среди исследователей манги есть тенденция применять к ней устоявшиеся концепции («японские комиксы», адаптации классики, и т.д.), вместо того, чтобы воспользоваться возможностью пересмотреть их. Одновременно те, кто работает в академии с традиционно понимаемой литературой, зачастую исключают из нее не только мангу, но целые огромные зоны.  Несмотря на то, что в последние годы понимание литературы стало геополитически и регионально более разнообразным, анализ «мировой литературы» обычно не включает комиксы (то есть любые графические нарративы) и редко включает жанровую литературу. В классических исследованиях литература до сих пор нередко понимается как ограниченная, замкнутая по национально-территориальному признаку – не принимаются во внимание межкультурные области, пересечения, не учитываются различные другие формы чтения (к примеру, аффективное чтение, играющее такую большую роль в восприятии произведений популярной культуры).

Примеры, приведенные Жаклин Берндт в лекции, показывают, что, несмотря на стойкую ассоциацию манги, «японских комиксов», с национальной индустрией журнальной печати и традицией чтения, строго опираться на понятие «японской культуры» и стилистические особенности манги при разговоре о ней непродуктивно. Жаклин Берндт видит в манге яркий пример современной постмодернистской литературы и утверждает, что манга - это транскультурное, постмодернистское чтение, отражающее общее постмодерное состояние современных обществ и их литературных культур. Так, приемы манги и ее аффективный язык используются авторами графических романов в самых разных странах, чтобы рассказать о современных сюжетах, таких, как война в Сирии или столкновение культур и сложные следствия миграции в Европе. Европейскими авторами используется, например, старинный стиль манги гэкига для выстраивания культурной дистанции, с одной стороны, а с другой, для создания возможностей вовлечения в повествование. Этот стиль становится популярным среди поклонников комиксов, хотя фанаты современной японской манги не назовут его мангой. Современные создатели графических романов, такие, например, как испанец Берлиак (Berliac), избегают представления о том, что на их творчество «повлияла манга», и вместо этого заявляют, что они буквально «делают мангу». Жаклин Берндт также отметила такой успешно работающий в этих транскультурных примерах прием, как особый инклюзивный юмор, свойственный манге – с шутками итальянского автора Зеро Калькаре (Zerocalcare) можно соотнестись любому читателю, они предполагают вовлечение, даже при разговоре о предельно сложных политических проблемах, в то время как в нарративах многих европейских анархистских комиксов политические вопросы предполагают категоричность, и в итоге высказывания получаются исключающими иные позиции и не столь ангажированных читателей.

Часть лекции была посвящена разбору материальных аспектов манги, тоже связанных с вопросом о разнообразии и неоднозначности того, что мы считаем достаточно устоявшимся медиумом. Докладчица проанализировала, как исторически менялся формат, бумага, тип выпусков манги в разные десятилетия, и как это влияло на нарративы и визуальные формы, на то, что и как могло быть показано (разное количество элементов на странице, просмотр двух страниц друг напротив друга одновременно, и т.д.). Было приведено несколько наглядных иллюстраций того, как значима материальность: так, большую сложность сегодня представляет сканирование старых выпусков манги из-за особенностей и загрязненности бумаги и чернил. Или, например, долгое время бумажные вкладыши журналов и книг выбрасывали, поскольку считали неважной, одноразовой частью обертки, а сейчас хорошие манга-библиотеки их сохраняют, так как надписи на этих вкладышах говорят многое о культурном контексте выпусков – как они рекламировались, продвигались, что в тот момент было релевантно.

К большому удовольствию русских слушателей Жаклин Берндт рассказала и показала фрагменты из манга-адаптаций «Преступления и наказания» Достоевского 1953, 1973 и 2006-2011 годов. Они позволяют рассмотреть исторически изменяющееся отношение манги к литературе с точки зрения статуса и способов повествования, например, разные способы обращения с метафорой, имеющей корни в оригинальном тексте. В целом лекция помогла увидеть, что изучение манги может внести вклад в более широкое представление о литературе, в частности, в представления об исторически изменчивом соотношении визуального и серийного повествования, языковых особенностей и юмора, материальных форм и практик чтения, разнородной аудитории и сообществ читателей, публичной сферы, критической дистанции и аффективного погружения, и так далее. Отвечая на реплики аудитории, Жаклин Берндт подчеркнула, что мы вполне можем понять, почему консервативное представление о литературе как о «модернистской утопии» так живо в школьных классах разных стран, в особенности таких стран, как Россия, где преподаванию традиционной национальной литературы придается большое значение. Однако университетские контексты не позволяют нам игнорировать ни опыт литературных авангардов, ни колоссальное влияние популярной культуры, особенно современной трансмедийной глобальной популярной культуры, ни общее постмодерное состояние литературной культуры в мире. 

Также лекция Жаклин Берндт вызвала у участников вопрос о незаконченных выпусках манги и альтернативных окончаниях различных произведений. Участники мероприятия обсудили, что вместо того, чтобы считать это проблемой, стоит рассматривать это как открытость манги для возможности соучастия. Другой вопрос был связан с кейсом романов Достоевского, - какие произведения и почему выбираются для адаптации, и что, кроме соображений о возможном образовательном потенциале, принимается во внимание.

Мероприятие продолжилось в формате круглого стола, посвященного манге в различных литературных контекстах. В своем выступлении старший преподаватель Института классического Востока и античности НИУ ВШЭ Юлия Магера рассказала о создательницах жанра манги о «любви мальчиков» (Boys' Love), на нескольких кейсах продемонстрировав неожиданные пересечения того, что считается высокой европейской культурой (европейское интеллектуальное кино, такие влиятельные писатели-модернисты, как Томас Манн и Жан Кокто, и т.д.) и японской культуры манги, трансформировавшей впечатления от ряда европейских текстов в популярный жанр.

Ведущий научный сотрудник ИГИТИ НИУ ВШЭ Наталья Самутина описала стратегии и сложности культурной легитимации манги в России. Ее исследование посвящено тому, как манга читается в России и как она издается в России в книжной форме. Наталья Самутина показала, что в современном пространстве литературных и культурных иерархий присутствует «порочный круг»: чтобы стать более влиятельной, значимой и распространенной, манге нужно обрести печатную форму, поступить на полки библиотек, стать доступной новым аудиториям, за пределами культур соучастия, активно любящих, читающих и продвигающих мангу в интернете. Но для того, чтобы обрести печатную форму, манге нужно стать более признанной. Наталья Самутина выделила некоторые способы придания манге культурного «веса», которыми пользуются современные издатели – такие, как выпуск манги в твердой обложке и делюкс-изданиях, выбор для перевода и издания наиболее узнаваемых и «культурно значимых» произведений, подчеркивание литературных качеств перевода.

Куратор библиотеки комиксов Измайловской городской библиотеки (Санкт-Петербург) Юлия Тарасюк выступила с докладом о судьбе сёдзе-манги (манги для девочек) в России. Она рассказала об истории этого жанра в России: как мультсериалы «Сэйлор Мун» и «Кэнди Кэнди» сделали его популярным и узнаваемым, как в начале 2000-х годов появились первые фанатские переводы и сайты сёдзе-манги, и как сейчас манга для девочек испытывает давление с разных сторон, от высокой конкуренции со стороны фантастической литературы для подростков («Сумерки», вселенная Гарри Поттера, и т.п.) до принижения ее статуса даже фанатами манги по гендерно-возрастному признаку.

В завершение круглого стола участники обсудили проблемы цензуры и моральной паники, которые регулярно возникают по поводу манги и сходным образом решаются в разных странах. Также речь зашла об особенностях дистрибуции манги в России – как устроены и какую роль играют книжные магазины (онлайн и оффлайн) и с какими сложностями сталкиваются библиотеки. Также в конце было предложено несколько наиболее интересных вопросов для дальнейшего исследования, в частности, применительно к русскоязычному пространству: это анализ межкультурного перемещения манги, прочтений и столкновений, преобразований, наложений и дополнений культурных образов и смыслов.

Репортаж подготовили Алиса Максимова и Наталья Самутина