• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Важные объявления 1

Новости

Учёные степени НИУ ВШЭ: комментарии И. М. Савельевой и А. М. Руткевича

31 января 2018 года в НИУ ВШЭ ликвидируются старые диссертационные советы, с 1 февраля 2018 года новые советы начинают принимать работы к защите – так происходит переход к новому порядку присуждения ученых степеней. Первый проректор Вадим Радаев рассказывает о концепции присуждения ученых степеней в НИУ ВШЭ и отвечает на некоторые важные вопросы. Публикуются также комментарии экспертов, в том числе комментарии директора ИГИТИ Ирины Максимовны Савельевой и главного начного сотрудника ИГИТИ, декана ФГН Алексея Михайловича Руткевича.

146-й выпуск «Окон роста».

Право на присвоение ученых степеней в Вышке и разработанная концепция дают возможность перейти на западную систему присуждения ученых степеней, когда диссертация обсуждается узким кругом специалистов, отвечающих репутацией за свой отзыв и финальное решение. Я уверена, что существующие сегодня диссертационные советы Вышки тоже держали высокую планку, поэтому, мне кажется, речь идет не столько о повышении уровня диссертации, сколько о повышении качества самой защиты, приближении ее к модели научного диспута. Несколько слов по поводу того, от какого наследства мы отказываемся. Во-первых, упраздняется масса формальных трудоемких процедур и контрольных требований, установленных ВАК, которые делали подготовку к защите почти что salto mortale. Во-вторых, диссертационные советы открываются по крупной области наук, в новых советах Вышки не будет никаких поднаправлений (02, 03, 07, 09 и пр.), с которыми мы так мучились при выборе темы, профильных журналов, подборе оппонентов и пр. Потенциально (для этого нужна добрая воля) новая система может дать зеленый свет междисциплинарным исследованиям.

При разработке правил игры – паспорта научной области, требований к публикациям соискателя, параметров текста диссертации – очень важно не увлечься формалистикой. Я, безусловно, сторонник участия зарубежных коллег в защите и не ограничивала бы их число, но меня смущает требование обязательного присутствия зарубежного ученого на защите. Есть области (их немало), где действительно крупных специалистов раз-два и обчелся, и они могут быть не в состоянии приехать. И бедный аспирант с руководителем будут мыкаться, чтобы найти хоть кого-нибудь, лишь бы из-за рубежа. Мне эта ситуация достойной заведомо не кажется.

Пока непонятно, насколько валидны будут вышкинские степени в России, в СНГ и за рубежом. Я не сомневаюсь, что признание придет, но когда? Сейчас аспиранты, выходящие на защиту в следующем году, испытывают сомнения (если они уже не работают в Вышке или не рассчитывают на позицию в нашем университете).

Ирина Савельева


Прежний порядок присуждения ученых степеней отличался от исторически сложившейся в европейских университетах практики. Этот порядок был рационален в 1950-1960-е годы, когда трудно было найти квалифицированную комиссию из пяти-семи человек по неизбежно узкой теме исследования. Поэтому диссертация рассматривалась на совете по определенной специальности, лишь малая часть которого знакомилась с диссертацией да и проблематикой диссертации никогда не занималась. Оценивали диссертацию оппоненты и внешняя организация, а они нередко находились научным руководителем диссертанта. Члены совета читали разве что автореферат, но они выносили своим голосованием решение. Формализованные процедуры ВАК ничуть не мешают получать ученые степени шарлатанам и псевдоученым. Мы возвращаемся к европейской традиции защит диссертаций, когда признанные специалисты содержательно оценивают труд молодого ученого. Защиты теперь могут проходить не по 1-2 специальностям, как ранее, а по всему спектру исторических или философских наук. Задачей совета остается утверждение комиссии, профессионализм которой не должен вызывать ни малейших сомнений. Уходим мы и от «списка журналов ВАК», в котором по-прежнему хватает журналов, которые наш университет обоснованно зачисляет в черный список. К достоинствам я бы отнес также то, что возрастут наши собственные требования к диссертациям. Если диссертацию будут оценивать западные ученые, то уже объем работы у гуманитариев должен быть иным, поскольку наши нынешние требования (150 страниц) у западных коллег относятся к магистерским, а не к PhD. Для гуманитариев диссертация в 250-350 страниц является шагом к подготовке монографии.

Трудности и риски имеются как общие, так и специфичные для гуманитариев. К общим я бы отнес увеличение числа аспирантов, сохранение требования подготовки и защиты диссертации за три года (недавно его подтвердила министр образования). Специфичные риски гуманитариев связаны прежде всего с зарубежными членами комиссий. Гуманитарии пишут чаще всего на родном языке, диссертации значительны по объему. Иностранцев, хорошо знающих русский язык, не так уж много (за исключением филологов-славистов). Уважающий себя ученый не станет участвовать в комиссии, если он не может прочитать диссертацию. Писать диссертацию на английском гуманитарии не станут, причем не потому, что они хуже экономистов или математиков знают этот язык (чаще они владеют им лучше), и не по той причине, что они являются поклонниками адмирала Шишкова. Диссертацию о французской романтической поэзии осмысленно писать если не на русском, то на французском, а работу о философии Гегеля защищать на немецком. Да и члены комиссии из Франции вряд ли согласятся читать такую диссертацию на английском: последний не стал и вряд ли станет для гуманитариев континентальной Европы интерлингвой. А нашими основными партнерами являются университеты Германии и Франции, из них мы будем приглашать ученых для проведения защит.

Имеются и трудности с журналами. На сегодняшний день по гуманитарным наукам крайне незначительно число вошедших в списки Scopus журналов. Вряд ли этот список существенно расширится в ближайшее время. В имеющихся журналах большинству аспирантов будет очень сложно опубликовать статью, так как и состоявшиеся ученые там иной раз стоят в долгой «очереди». Иначе говоря, сроки выхода на защиту будут удлиняться, некоторые аспиранты – причем далеко не худшие (таковые вообще приходят в аспирантуру из иных соображений) – будут защищаться за пределами НИУ ВШЭ. Словом, есть риск того, что при росте аспирантуры число защищающихся в три года (+1) существенно уменьшится.

Алексей Руткевич